Высокофункциональный алкоголик со временем и незаметно для себя превращался в обычного алкоголика. Ему нужна помощь. Т.24-89-90

Я супералкоголик! Высокофункциональный…

Я супералкоголик! Высокофункциональный…

Высокофункциональный алкоголик

Когда я раньше думал об алкоголиках, я представлял опустившихся грязных ханыг, опохмеляющихся «боярой» из ближайшей аптеки. Ясное дело, такие люди похожи на меня не более чем марсиане, если они существуют.

В схватке с нашей жестокой жизнью я привык выигрывать. В схватке с привычкой пить до упаду в выходные, когда  нужно сбежать от давящего бремени ответственности руководителя, я тоже намеревался выиграть. Ведь я всегда по жизни выигрывал. Даже если выигрывал то, что мне, по сути, не нужно.

И я думал, что если бросить пить навсегда и навсегда  стать «выздоравливающим алкоголиком», это значит «проиграть». Следовательно, стать неудачником. Меня это не никак  устраивало. Я очень  люблю побеждать.  И не так давно я считал, что «побеждать» — это в том числе моя уникальная способность пить ведрами и сильно не пьянеть.  Оставаться душой компании все ночь. А после двух часов сна, рано вставать в понедельник утром. После ледяного душа пробегать 5 км и  успешно «пахать» полный день на работе.

Примерно через десять лет такой жизни, из которых я шесть лет был женат, моя жена Марина настояла на обращении к семейному психологу. Я мог бы признать, что у нас есть кое-какие  проблемы, но никогда бы не  пошел бы сам к  какому-то там  непонятному психологу на консультацию по вопросам брака. Моя стратегия решения таких проблем заключалась в том, чтобы просто выпить несколько дополнительных  литров хорошего пива и забыть об этом! А у кого все гладко в семье? Но поход к занудному ботанику-мозгоправу в тысячи раз дешевле поездки Марины  в Париж, которую она как-то стрясла с меня. В виде компенсации за загул в компании женщин «с пониженой социальной ответственностью», который я помню (увы!) только наполовину. А Маринка, видите ли, «не может жить с агрессивным пьяным животным» (хотя в трезвом виде я пальцем никого не трогал). Да и папа Маринкин, пока не на пенсии, — закадычный друг  нашего генерального директора

В итоге я согласился попробовать психотерапию ради спасения нашего брака и сохранения нашей «ячейки общества» из трех человек под одной крышей просторного загородного дома. В том марте нашей дочери Софье  должен был исполниться  годик.

 Примерно после 5 сеансов того, что я  называл «собиранием мусора в отношениях в одну кучу и раскладыванием его на новые кучки», семейный психолог объявила, что я «высокофункциональный алкоголик». Она добавила, что не сможет нам помочь, пока я не обращусь к наркологу. У меня челюсть упала на пол. «Вы все неправильно поняли, дорогой специалист пси-корпуса! Я не разу не алкоголик, «круче меня только вареные яйца»!

Я могу пить и гулять каждую ночь, завтра участвовать в триатлоне,  и быть лучшим руководителем филиала соотвествующими премиями на работе!

Хотя я знал о том, что выпиваю гораздо больше среднего количества алкоголя для мужика возрасте около 30 лет, я никогда не считал это «проблемой». Это было, в моем понимании,  больше похоже на актив. Более того, это было неотъемлемой частью моей личности: тусовщик, хорошо проводящий время, после тяжелой работы! Как жить без этого? Чертовски скучно!

И даже Марина, прожившая шесть лет и не имеющая проблем с алкоголем, была в равной степени удивлена ​​этим диагнозом. Она просто подумала, что мне нужна небольшая коррекция, чтобы разобраться с тем, как я себя иногда веду!

Тем не менее,  в итоге я серьезно отнесся к диагнозу «алкоголизм», который мне поставил нарколог. Оказалось, что я «высокофункциональный алкоголик». Который еще не потерял здоровье семью и карьеру. Но только пока не потерял! Перелом ноги на мощном байке «Хонда» (под пивом) и набор веса до 120 килограмм (на пиве) я потерям на тот момент не причислял.

В итоге я после лечения я бросил пить совсем.

Я знаю, что вы надеялись прочитать, что у меня была какая-то сумасшедшая история о том, как я оказался в автомобиле на дне реки, меня поставили на вертолете в больницу и  врачи вернули меня к жизни. Но мое сердце полно благодарности к Богу за то, что до этого не произошло.

А еще был просто конфиденциальный разговор с другим человеком, который боролся с подобной же проблемой. Он недавно бросил пить после того, как после  14 лет  «высокофункционального» алкоголизма случайно обнаружился цирроз печени. Тогда еще не дающий  тяжелых симптомов.

Но еще через пару лет буквально разорвавший его жизнь и карьерные перспективы. Его история, была для последней каплей, которая сломала спину моему внутреннему пьяному верблюду.

Самое страшное в таких людях, как мы, так называемых «высокофункциональных» алкоголиках, это то, что мы очень хорошо  хорошо умеем скрывать свою болезнь. И часто никто не замечает ее пока, как правило, не становится слишком поздно. Я благодарен судьбе за то, что вовремя «соскочил».

Когда я раньше думал об алкоголиках, я представлял опустившихся грязных ханыг, опохмеляющихся «боярой» из ближайшей аптеки. Ясное дело, такие люди похожи на меня не более чем марсиане, если они существуют.

В схватке с нашей жестокой жизнью я привык выигрывать. В схватке с привычкой пить до упаду в выходные, когда  нужно сбежать от давящего бремени ответственности руководителя, я тоже намеревался выиграть. Ведь я всегда по жизни выигрывал. Даже если выигрывал то, что мне, по сути, не нужно.

И я думал, что если бросить пить навсегда и навсегда  стать «выздоравливающим алкоголиком», это значит «проиграть». Следовательно, стать неудачником. Меня это не никак  устраивало. Я очень  люблю побеждать.  И не так давно я считал, что «побеждать» — это в том числе моя уникальная способность пить ведрами и сильно не пьянеть.  Оставаться душой компании все ночь. А после двух часов сна, рано вставать в понедельник утром. После ледяного душа пробегать 5 км и  успешно «пахать» полный день на работе.

Примерно через десять лет такой жизни, из которых я шесть лет был женат, моя жена Марина настояла на обращении к семейному психологу. Я мог бы признать, что у нас есть кое-какие  проблемы, но никогда бы не  пошел бы сам к  какому-то там  непонятному психологу на консультацию по вопросам брака. Моя стратегия решения таких проблем заключалась в том, чтобы просто выпить несколько дополнительных  литров хорошего пива и забыть об этом! А у кого все гладко в семье? Но поход к занудному ботанику-мозгоправу в тысячи раз дешевле поездки Марины  в Париж, которую она как-то стрясла с меня. В виде компенсации за загул в компании женщин «с пониженой социальной ответственностью», который я помню (увы!) только наполовину. А Маринка, видите ли, «не может жить с агрессивным пьяным животным» (хотя в трезвом виде я пальцем никого не трогал). Да и папа Маринкин, пока не на пенсии, — закадычный друг  нашего генерального директора

В итоге я согласился попробовать психотерапию ради спасения нашего брака и сохранения нашей «ячейки общества» из трех человек под одной крышей просторного загородного дома. В том марте нашей дочери Софье  должен был исполниться  годик.

 Примерно после 5 сеансов того, что я  называл «собиранием мусора в отношениях в одну кучу и раскладыванием его на новые кучки», семейный психолог объявила, что я «высокофункциональный алкоголик». Она добавила, что не сможет нам помочь, пока я не обращусь к наркологу. У меня челюсть упала на пол. «Вы все неправильно поняли, дорогой специалист пси-корпуса! Я не разу не алкоголик, «круче меня только вареные яйца»!

Я могу пить и гулять каждую ночь, завтра участвовать в триатлоне,  и быть лучшим руководителем филиала соотвествующими премиями на работе!

Хотя я знал о том, что выпиваю гораздо больше среднего количества алкоголя для мужика возрасте около 30 лет, я никогда не считал это «проблемой». Это было, в моем понимании,  больше похоже на актив. Более того, это было неотъемлемой частью моей личности: тусовщик, хорошо проводящий время, после тяжелой работы! Как жить без этого? Чертовски скучно!

И даже Марина, прожившая шесть лет и не имеющая проблем с алкоголем, была в равной степени удивлена ​​этим диагнозом. Она просто подумала, что мне нужна небольшая коррекция, чтобы разобраться с тем, как я себя иногда веду!

Тем не менее,  в итоге я серьезно отнесся к диагнозу «алкоголизм», который мне поставил нарколог. Оказалось, что я «высокофункциональный алкоголик». Который еще не потерял здоровье семью и карьеру. Но только пока не потерял! Перелом ноги на мощном байке «Хонда» (под пивом) и набор веса до 120 килограмм (на пиве) я потерям на тот момент не причислял.

В итоге я после лечения я бросил пить совсем.

Я знаю, что вы надеялись прочитать, что у меня была какая-то сумасшедшая история о том, как я оказался в автомобиле на дне реки, меня поставили на вертолете в больницу и  врачи вернули меня к жизни. Но мое сердце полно благодарности к Богу за то, что до этого не произошло.

А еще был просто конфиденциальный разговор с другим человеком, который боролся с подобной же проблемой. Он недавно бросил пить после того, как после  14 лет  «высокофункционального» алкоголизма случайно обнаружился цирроз печени. Тогда еще не дающий  тяжелых симптомов.

Но еще через пару лет буквально разорвавший его жизнь и карьерные перспективы. Его история, была для последней каплей, которая сломала спину моему внутреннему пьяному верблюду.

Самое страшное в таких людях, как мы, так называемых «высокофункциональных» алкоголиках, это то, что мы очень хорошо  хорошо умеем скрывать свою болезнь. И часто никто не замечает ее пока, как правило, не становится слишком поздно. Я благодарен судьбе за то, что вовремя «соскочил». Суть в том, что на самом деле  не существует обоснованного медициной понятия «высокофункциональный алкоголик». Я был просто парнем с огромными амбициями и потенциалом, котёорый со временем и незаметно для себя превращался в обычного алкоголика.  Который разрушает жизни близких.

Пожалуйста, поверьте мне, не нужно ждать развода, увольнения, историй с полицией или сердечного приступа, чтобы оправдать  полный отказ от алкоголя!

Я вижу это сегодня так и мой лечащий врач подтверждает это: если я выпью хоть один бокал красного вина, даже если это будет через 30 трезвых лет, то, скорее всего, это в итоге немедленно  начнет разрушать мою жизнь. С таким же успехом в стакане может быть цианид.

Моя жизнь коренным образом изменилась с того дня, как я протрезвел. Главное, что жизнь больше не вращается вокруг выпивки. У меня множество других увлечений.

Пожалуйста, поверьте мне, не нужно ждать развода, увольнения, историй с полицией или сердечного приступа, чтобы оправдать  полный отказ от алкоголя!

Я вижу это сегодня так и мой лечащий врач подтверждает это: если я выпью хоть один бокал красного вина, даже если это будет через 30 трезвых лет, то, скорее всего, это в итоге немедленно  начнет разрушать мою жизнь. С таким же успехом в стакане может быть цианид.

Моя жизнь коренным образом изменилась с того дня, как я протрезвел. Главное, что жизнь больше не вращается вокруг выпивки. У меня множество других увлечений.

Яндекс.Метрика