Отзыв о работе нарколога Рахова Д.А.

Отзыв о работе нарколога Рахова Д.А.

Врач Дмитрий Рахов. Он меня спас

Вот моя история. Написала, как сумела.

Во-первых, это было здорово. Действительно,  в самом деле, здорово. Всего несколько коктейлей в клубе, и вдруг я чувствую себя расслабленной, счастливой, веселой  и очень уверенной. Алкоголь  нажимает во мне какую-то потайную волшебную кнопку.  И снимает мою вечную внутреннюю тревогу. Мне было всего  тринадцать, когда я впервые почувствовала, как спиртное легко делает меня счастливой.

Через пару лет я  уже могла  выпить много  и не пьянела. Вечеринки были регулярными и каждый раз я пила много.

Мне исполнилось семнадцать лет и  я закончила школу. Мой пьющий ведрами пиво быкообразный  отчим неожиданно сказал, что я больше не могу жить в родительском доме.  Наверное, потому что я пила не с ним. Мама промолчала: отчим – кормилец, а в семье еще двое детей намного младше меня.

Устроилась на работу продавшицей. «Добрый» хозяин небольшого магазина помог снять комнату. С некоторыми дополнительными условиями. Которые пришлось выполнять. К  17-ти годам я выпивал 3-4 бутылки крепленого  вина, по крайней мере, пять раз в неделю. Пила до отключки. Но пить было по-прежнему весело, я  была молодой и привлекательной и по-прежнему любила вечеринки с друзьями.  И это были хорошие друзья. Ведь они, вероятно, спасли мне жизнь. Или, по крайней мере, несколько пальцев на моих красивых ручках и стройных ножках. Надо сказать, лишних пальцев ни на руках, ни на ногах у меня не было. Поэтому большое им спасибо!

 Они вовремя обнаружили, что я буквально ползла домой в юбке и футболке в середине зимы. Той январской ночью было около  минус 25 градусов. Кстати,  я была слишком пьяна, чтобы вспомнить свой адрес. Провалы в памяти в опьянении стали постояными.

В 21 год появилась потребность «полечиться тем, от чего болеешь». Да и как не лечится, если хмурым утром,  чувствуешь себя буквально разобранной по частям. Тогда не выходила на смену.

Однако пить мне было по-прежнему весело. Перефразируя слова очень старой песенки: «Тогда душа поет и просится сердце в полет». Все больше скучных ровесников встречалось на вечеринках, ну если он пьет пару рюмок за вечер, что же в таком человеке веселого?

У меня было несколько друзей, которые пили так же сильно, как и я. Мы гордились этим и думали, что трезвый мир – это скучные овцы без искры фантазии.

А я перешла к крепким напиткам — к водке, виски, и коньяку.   С работы хозяин уволил. Я решила, что уволил  не из-за моей пьянки, а потому что постарел.

Я переехала из родного города и сошлась с Сашей. Чем он зарабатывал, он никогда не рассказывал. А когда после трехдневного отсутствия  появлялся в нашей маленькой ободранной «студии» мы пили вместе несколько дней подряд.

Как и многие алкоголики до меня, я считала, что проблема со спиртным была не во мне. А именно  в том, где я раньше  жила. И я переехала. Но пить не перестала.  И на новом месте я стала пить больше. Теперь выпивка не наполняло меня теплом и хорошим настроением.  Она стала тоскливой необходимостью. Я  должна была пить, чтобы не сойти с ума, когда Сашу посадили за наркотики.

Я делала то, за что мне в редкие моменты трезвости было стыдно. Физические отношения с несколькими мужчинами были такими же «простыми», как выпить стакан воды. К  тому времени, я стала приворовывать у «друзей» и убеждать себя, что это не воровство, что они были  «должны мне».  Я хотела  счастья и при этом ненавидела всех остальных за лучшую жизнь, чем у меня. Потом, выпив бутылку водки в одиночестве я ненавидела себя еще больше. И единственное, что я могла сделать — это продолжить пьянку.

Для меня алкоголизм  — это одиночество. Даже когда я окружена  людьми, я не чувствую связи с ними. Даже когда эти люди  говорят, что любят меня. Потому что им нравится моя маска, которую я демонстрирую, не настоящая «я». И тем более  не тот алкогольный червь внутри, который точит меня. И я пью  еще сильнее, чтобы избавиться от сознания этого факта.

Быть алкоголиком утомительно и страшно. Я жила в страхе,  я должна  был планировать каждое действие, чтобы гарантировать себе постоянный доступ к алкоголю. Я появлялась на вечеринках и бросала бутылку водки на стол. Затем я направлялась  в ванную и прятала вторую бутылку за унитаз, чтобы мне не пришлось беспокоиться о том, что у меня в отдельный момент кончится выпивка. И чтобы окружающие не знали, сколько я действительно выпила.

Дважды за последние пять лет мне удавалось остановиться примерно на месяц. Но все время в моей голове было желание начать. Единственное, о чем я постоянно  думала в этот трезвый месяц, это выпивка. И как ужасно было не пить.

Но когда я опять пила, то теперь большую часть времени я боялась. Я знала, что будущее будет плохим.

И однажды тогда у меня появился вдруг момент ясности. Однажды я  чуть не задохнулась  от собственной рвоты и совершенно поняла, что умру, если буду продолжать пить и не хочу так умирать. Я пришла к врачу наркологу Рахову. Мы начали лечение. Внимание и терпение Дмитрия Альбертовича сотворили чудо! 

Начался долгий процесс восстановления. Мне пришлось повзрослеть морально и стать цельным человеком. Победить внутреннюю тревогу. Взрослеть нелегко, особенно когда ты долго пила.

Сегодня у меня прекрасная трезвая жизнь с новыми друзьями, любящий муж и нормальная работа. И я твердо знаю, что могу потерять все, если решу снова выпить.

Иногда люди спрашивают меня, не могу ли я просто выпить бокал вина, откуда мне знать, что у меня будут такие же проблемы с выпивкой после многих трезвых лет?

 Я обычно отвечаю так: «Стали бы вы проверять наличие тока в розетке, сунув туда пальцы?» Никто не говорил, что это хороший способ проверки. Поэтому я никогда не буду пробовать спиртное снова. Даже в мизерных дозах.

 

 

Яндекс.Метрика