Кодирование от алкоголизма. Почему не стоит снимать код?

Кодирование от алкоголизма. Снять код и спиться. Реальная история

Кодирование от алкоголизма. Снять код и спиться. Реальная история

Кодирование от алкоголизма. Нельзя снимать код

На лечение алкоголизма Андрея Антонова (имя и фамилия изменены) привели родственники, хотя это был средних лет крепкий мужчина мужчина с волевым подбородком и тяжелым взглядом. Казалось, очень уверенный в себе.
Только никакой настоящей уверенности в себе в нем уже не было. Скорее безразличие к окружающему и проступающая через черты лица и мелкие детали еще приличной одежды неухоженность. Все связано с беспробудным пьянством бывшего майора милиции (тогда еще не полиции) Антонова, когда-то отличного оперативника, дослужившегося до начальника отдела РОВД.
Но сначала Андрей запивал спиртнымсвои профессиональные удачи, заливал водкой мнимые и реальные проколы по службе. Потом все пошло как в известном афоризме » Сначала вы требуете выпивку, потом выпивка требует выпивки, потом выпивка требует вас».
И даже очень терпимые к приему спиртного коллеги от постоянного пьянства майора устали. Да и работа хромала. Словом, уволили на гражданку Андрея без пенсии.
Ушла жена и забрала с собой десятилетнюю дочь. За несколько лет после увольнения бывший майор не нашел никакой работы, да собственно и не искал ее. Было некогда. Продолжал пить на случайно заработанные копейки со случайными опустившимися собутыльниками. В редкие минуты трезвости рисовал. Акварели весенними островками висели на желтых драных обоях его холостяцкой квартиры, больше похожей на берлогу.
И вот в редкий момент трезвости родственники привели его трезвого, но равнодушного ко всему, кроме бутылки, ко мне с просьбой провести кодирование от алкоголизма.
Я отказался: поначалу показалось, что все зашло очень далеко, до финальной стадии алкогольной болезни, третьей, откуда к нормальной жизни не возвращаются.
Начал беседу с ним после горьких слов тогда уже четырнадцатилетней дочери: «Если Вы сейчас откажете, мой папа умрет». Начал разговор без особой надежды зацепиться за какой-то внутренний стимул не пить в еще не затопленных паленой водкой островках души.
И в итоге и с трудом, но нашел. Андрей согласился на лечение алкоголизма. И после двух недель трезвости прошел процедуру кодирования от алкоголизма. Дальше была психотерапия, дополненная назначением антидепрессантов.
И Андрей Антонов пить бросил. Когда он пришел ко мне через пять лет трезвости погожим летним днем в белом костюме, напоминая настоящего капитана шхуны «Удача», и поведал, что купил дом, а картины его пользуются успехом и их покупают, мне хотелось гордиться им. Ну и, конечно, гордиться собой как врачом.
Расхотелось всего через пару минут. Майор Антонов пришел «раскодироваться». «И о том, что это обратно в ад и в канаву он прекрасно знает. Но он не такой. Он же выкарабкался тогда, когда и я как врач сначала не брался».
А сейчас выходит замуж дочь, да, та самая, что приходила испуганной тростинкой тогда. Теперь ей девятнадцать.
Я говорил с ним больше часа и в итоге охрип. Говорил о том, что это смертельно опасно. Что это попытка алкоголя вернуть его в рабство. Что он пропадет. Но бывший майор, бывший крепкий оперативник и как ни странно, талантливый художник, что к его брутальности как-то не прикладывалось, категорически не согласился со мной. В итоге код трезвости был снят. Майор клятвенно обещал прийти и закодироваться вновь «на всю оставшуюся жизнь» через пять дней.
Он не пришел ни через пять, ни через десять, ни через пятьдесят дней.
Через три года я случайно узнал, что майор давно бомжует, собственный дом давно пропит.
И о том, что он писал когда-то картины, никто из вокзальных ханыг никогда даже и не слышал.
 

 

Яндекс.Метрика